В десять лет я в уже точно знала, что после шести есть нельзя. Максимум — стакан низкопроцентного кефира и не позднее, чем за два часа до сна. Отеки же будут! Перекус – только яблоко. Картошка – бесполезный углевод, котлета – только если приготовленная на пару.  Мамины пирожки под жестким запретом –  «мам, я же буду жирной!». 

Но если всё же нагрешишь с шоколадкой (ребенок же), нужно обязательно наказать себя более долгой пробежкой и большим количеством прыжков со скакалкой на тренировке. Помню, мы с девочками хвастались, кто меньше калорий съел вчера, и кто весит меньше всех.

Нет, это не девичий пансион образа 19 века. Это мир, где воспитывали воздушных фей, вызывающих восхищение у публики. Это мир художественной гимнастики.

В ряды гимнасток попасть не сложно. Другой вопрос состоит в том, сможешь ли ты выдержать все испытания для того, чтобы носить это гордое звание? 

История каждой гимнастки это история о тяжелых тренировках и постоянных диетах.

Родители привели меня в художественную гимнастику достаточно поздно, в восемь лет. Но генетически я оказалась сложена подходящим образом поэтому мне без проблем разрешили тренироваться. Я без труда могла обхватить свое запястье пальцами, моя кость легкая и узкая, как и у моей мамы, моя жировая прослойка была минимальна. Все предпосылки свидетельствовали о том, что у меня эктоморфный тип строения тела. 

Оглядываясь назад, я вспоминаю, как же мне повезло попасть в гимнастику именно с таким типом тела. В противном случае, мое пищевое поведение могло быть безвозвратно разрушено. Конечно, если тренера видят, что ребенок – пухлая «булочка с коричкой», то преимущественно отказывают в тренировках. Но очень часто гибкой, активной и живой девочке дается шанс проявить себя в тренировках и стать чемпионкой. Далеко ходить не надо, в моё время кумиром всех девочек была Алина Кабаева. Ее история – история о том, как пухлая девочка благодаря своему трудолюбию и усидчивости стала чемпионкой и любимицей публики. Проблема в том, что не все пухлые дети становятся чемпионками. А постоянные ненависть к своему телу из-за лишнего веса остается навсегда.

Вначале мои тренировки были нормальной здоровой физкультурой. По полтора-два часа 3-4 раза в неделю. Но с ростом моих навыков в различных акробатических трюках, с улучшением гибкости и пластичности я оставалась работать с тренером больше и чаще. Это было почетно. Тренировка со старшими девочками! Дополнительная тренировка! Тренер решил поработать с тобой после тренировки! И вот я не заметила как перебралась в старшую группу. Я шла на тренировку к пяти часам, а возвращалась домой к 12 ночи. Тренировки по выходным могли длиться весь день – с восьми  до шести вечера. Всё это время нам напоминали о том, что у нас жирные задницы и ноги, что мы прыгаем как слоны, о том, что мы неповоротливые и двигаемся недостаточно легко и воздушно.

Некоторых девочек, кто был склонен к полноте, при всех всегда стыдили и спрашивали, что она сегодня ела. И если это была картошка, булочка, котлета, то её ожидала дополнительные 10 кругов бега по залу.

Полноценный обед во время целого дня тренировки? Нет, не слышали. Как же потом можно отрабатывать прыжки ?

Наш перерыв – полчаса в растяжке шпагата между стульями, с рвущей болью в мышцах. Наш отдых – плавные движения уроков хореографии. Остальное время это прогонка программы выступления, бесконечные кардио со скакалкой и безостановочная отработка хореографических связок и упражнений с предметами. Без этого нет успеха на соревнованиях. Никто не хочет же быть лузером?

Конечно, при таком темпе тренировок все девочки становятся прозрачными, легкими, но при этом крепкими. Мы привыкли видеть таких по телевизору. Они выполняют невообразимые трюки, мастерски владеют мячом, лентой, обручем, скакалкой. Но это только на вид. От недостатка питания приостанавливается половое созревание. От постоянных нагрузок в 12 лет все девочки имели проблемы с позвоночником и с суставами. Тем, кому не повезло родится с хорошей генетикой, стали иметь расстройства пищевого поведения. Именно эта болезнь является верным спутником многих гимнасток. Даже если девочка специально не голодает для того, чтобы похудеть, она испытывает чувство вины за то, что съела слишком много либо съела не ту еду, которая нужна.

Я не могу говорить за всех, но даже я со своим недостаточным – согласно индексу массы тела – весом всегда ощущала себя толстой. Гимнастика навсегда оставила на мне след того, как должна выглядеть девушка. Это значит худой и воздушной. Других вариантов я не воспринимаю даже сейчас. Другие пускай как хотят. Но я буду голодать столько, сколько потребуется для того, чтобы выглядеть так, как мне нужно. Размер XS. Другие как хотят, это их право. Я же не воспринимаю себя в нормальном женском размере M. Анорексия и булимия верные подружки милых гимнасток.

Что я хочу сказать: ваше родительское желание, чтобы ребенок был чемпионом не всегда может оправдывать средства. Гимнастика, как и многие другие виды спорта, требует полной отдачи и полного погружения в дело. Это чрезвычайно большая ответственность и нагрузка на детский организм. Сейчас я понимаю, что мой ребенок никогда не будет заниматься таким спортом. И более того, я не буду заставлять его заниматься чем-либо, если он этого не хочет. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок просто занимался физкультурой и не гулял неизвестно где, то отдайте его на более щадящие секции. Гимнастика не для здоровья. Ребенок может и не стать чемпионом, а вот травмы – психологические и телесные – останутся с ним навсегда.