Часто слышу о себе: амазонка, женщина скво, ты такая смелая, ты такая сильная. За что все эти слова?

Я люблю отдых в дикой природе, могу поставить платку, позаботиться о костре, поймать рыбу. Могу пройти 15 километров с десяти килограммовым рюкзаком. Могу нырять в ластах, чтобы разглядывать рыб и ловить крабов. Не только могу, но и люблю собирать мебель из IKEA: шуруповерт, отвертка мои хорошие знакомые. Могу залить антифриз в машину, проверить уровень масла. В этом нет ничего особенного, мои навыки соответствуют моему жизненному опыту, физическому здоровью и желанию.

Когда меня называют амазонкой, в голосе всегда звучит восхищение, но каждый раз это напоминает мне, что я делаю что-то выбивающее из стереотипов о женщине. Их возгласы говорят, что я перехожу какие-то невидимые границы и обращаю на себя внимание. В такие моменты мне я думаю о том, что я вроде и не должна была этого делать, ведь они удивлены, что у меня получилось. Вот старшее поколение все еще удивляется женщине за рулем, тогда как страховые компание давно доказали, что женщины лучшие водители.

Эти замечания направлены на то, чтобы подбодрить, но заставляют меня смутиться. Я не собиралась делать целью своей жизни разрушение стереотипов. Я просто хочу жить, так как мне нравиться и не изображать из себя бытового инвалида. 

Я могу открыть банку с корнишонами, бутылку шампанского или вина без чужой помощи. И больше всего я не понимаю этикет “мужчина должен ухаживать и наливать вино в бокал”. Почему я должна сидеть и ждать, пока мужчины за столом заметят, что мой бокал пуст. У меня для этого есть руки! Я хочу вина — наливаю себе в бокал, ничего криминального, но за столом при этом возникает неловкость.

Я не хочу, чтобы на каждом шагу мне напоминали о рамках, которые я нарушаю. В такие моменты я чувствую, что преодолеваю сопротивление.

В офисе перегорела лампочка “давайте дождемся мужчин, чтобы её поменять”. Знакомо?

Почему мы предоставляем мужчинам работу, хоть сколько-нибудь связанную с приложением силы и технических знаний. Чтобы потешить их самолюбие? Чтобы компенсировать усилия, которые мы тратим на домашнюю работу? Если ни банку открыть, ни полку повесить, тогда он вообще ничего по дому делать не будет? А зачем нам, мужчина, который присосался к женщине, как паразит и ждет домашнего обслуживания? Или может мужское эго такое хрупкое, что его нужно подкреплять, ставя себя в зависимую позицию? Куда же я, Миша, без тебя, и бутыль воды ведь до дома не донесу. 

А при этом женщина без проблем тягает на себе коляску с ребенком весом в 20 килограмм. Ну и сумки с продуктами, куда ж без них.

Я женщина, это значит, что у меня есть месячные и я могу выносить, и выкормить ребенка, для этого у меня есть матка и грудь. У мужчины есть член и яички для оплодотворения. Всё что мужчины делают не членом могут сделать и женщины.