С Лешей мы познакомились на Тиндере, как и пока со всеми мужчинами в этом городе. Наше общение завертелось с его помощи в написании статьи: он расшифровывал сложные термины, переводил их с «айтишного» на «человеческий». Кстати, статью приняли без правок.

Анонимно, 18+

Приехала к нему на свидание в кафе. Я была ужасно уставшей. Но отменить не хватило силы воли, почему-то мне было неловко. Тут могло бы быть пространное рассуждение о личных границах, любви к себе. Но его не будет.

Приехала. Чуть живая. Леша это заметил, посочувствовал. Предложил варианты, как это исправить. В частности, накормил супом (читай: оплатил, даже с учетом того, что я предлагала заплатить за себя самостоятельно), повел любоваться Летним садом. Надо сказать, что Петербург на меня влияет благотворно. И разговоры о феминизме. Да-да. Все это время мы гуляли с Лешей и разговаривали за феминизм. Наверное, еще за что-то, но почему-то его разделение этих ценностей меня зацепило больше всего. Странно, да? 1,5 года активно изучала эту тему. Чей-та меня это зацепило?

Второй раз мы встретились на bar-hopping. Если кто не в курсе, это такой процесс, когда гуляешь от бара к бару, перехватывая по коктейлю или 2 в каждом.

Наша вторая встреча началась с четкого расставления границ. Мы честно признались руг другу, чего хотим. Чего ждем. Какое у нас отношение к жизни, отношениям и сексу.

Он, как и я, считает, что глупо искать только каких-то определенных отношений, отказываясь от других возможных сладких вариантов. Ну, вот о`кей. Ищешь ты серьезных отношений. А находишь хорошего друга, интересного собеседника или классный секс. Разве это повод обламываться? Зачем исключать еще десятки хороших вариантов? Можно же наслаждаться процессом. В конце концов, отношения зависят от человека.

Он тоже не осуждает секс на одну ночь. Или секс без обязательств. Дружба с бенефитами — дайте две! Чем бы дите ни тешилось, лишь бы заразу в дом не тащило (читай: предохранялось).

Он тоже был женат. Его жена погибла.

А еще он очень прямо заявил, что считает меня чертовски привлекательной и сексуальной девушкой. И ему по кайфу сидеть со мной в парке и просто обниматься. 

После коктейлей мы уже целовались. На 4ом мы решили, что поехать к нему — идея вечера.

В такси мы говорили о том, что в процессе секса круто, когда ты что-то значишь. Я ему сказала, что сегодня он — моя секс-мечта переспать с 2 мужчинами в один день.

— Тебя устроит роль секс-мечты?

— Да, вполне.

Мы приехали к нему. Нас встретил рыжий кот. Короткая экскурсия: здравствуйте, это туалет. Привет, тут кухня. А тут кабинет, здесь я иногда работаю. Вот тут спальня. Тут гостиная.

Мы целуемся в гостиной. Он снимает с меня платье. 

— Мы будем делать это здесь? Может в спальню?

— Пойдем, конечно.

Леша знает,  что он делает. С Лешей хорошо. Но боги! Это был вообще-то мой шестой раз за день. Это too match. В жизни себя такой «дыркой» не чувствовала. Даже резиновая Зина обладала большим достоинством, чем я. Хотя надо заметить, что с Лешиной стороны не было ни капли не уважения. Он — феминист и джентельмен. И отличный любовник. Которого я так и не распробовала.  

Ночью у меня разболелось горло. Так сильно, что я даже просыпалась от боли. Я вставала, чтобы хотя бы выплюнуть мокроту. Он просыпался вместе со мной. Нашел полоскалку и принес таблетки от горла, чтобы  я могла поспать. Но это не сильно помогло в вопросе выспаться. Ночь была бессонной.

То я вскакивала. То Леша обнимал меня и уже не мог спать. Даже в один момент отвернулся со словами:

— Я не могу так. Меня жестко триггерит на секс.

Жесткость, о которой говорил Леша, я чувствовала. Она мне упиралась в попу.

Утро. Будильник. Я его поставила, чтобы успеть домой и позаниматься английским. Состояние отвратительное. Вызвала такси. Будет через 2 минуты.

Боже, храни лето, когда можно надеть  платье и трусы, чтобы выйти из дома. На прощание поцеловала Лешу. Дверь за мной закрывал голый мужчина, прикрываясь красивым рыжим котом. Который тоже не давал спать ночью. Он регулярно орал, приходил к нам в постель, заваливался, «мял сиськи» и вообще требовал внимания.

 Домой я ехала уставшая, разбитая и разболевшаяся окончательно.