Есть одно известное выражение: “Лучше один раз родить, чем всю жизнь бриться!”. Такое веселое выражение, подкупающее женщин своей оптимистичностью.

Есть одно известное выражение: “Лучше один раз родить, чем всю жизнь бриться!”. Такое веселое выражение, подкупающее женщин своей оптимистичностью.

Что мы  имеем в действительности? Мужчины хотят быть брутальными (их право!) и не бреются, женщины же рожают и бреются (попробуй выйти в люди с небритыми ногами, еще если ты не сторонник бодипозитива!)

Но эта статья не о бодипозитиве или  “бедных” женщинах, которым приходится переносить муки рождения, а о пренебрежительном, унизительном, порою преступном отношении к рожающей женщине со стороны медицинских работников.

Сразу оговорюсь, что это не повальное явление, есть прекрасные доктора, для которых врачебная этика и деонтология не пустые слова, а неотъемлемая часть их работы, которые знают, что причинить можно не только физический вред, но и моральный. Ну, а если пациент — уязвимая и беспомощная рожающая женщина, то неприемлемое поведение медицинских работников может оставить глубокий след на долгие годы.

В юности, слушая рассказы мамы о времени, проведенном в советском роддоме, я приходила в ужас. Потом были рассказы других женщин и в каждой истории красной нитью мысль о том, что дискриминация рожающей женщины — обычное явление и  даже не приходится удивляться, ведь так было у всех. “Дикие времена!” — думала я, уверенная, что меня подобное не коснется.

Когда мне предстояло стать пациенткой родильного дома, я радовалась и ужасалась одновременно. С одной стороны — эти страшилки, с другой радость от встречи с сыном. Тогда я решила не концентрироваться на плохом, ведь с того времени, когда рожали наши мамы прошло достаточно времени, и много хороших отзывов о современных роддомах я слышала от знакомых и читала на форумах. Так, что всю беременность я вдохновлялась эзотерической литературой о благостных и безболезненных родах (лучше бы читала о правах пациента!), ходила на курсы для будущих мам, училась правильно дышать и мечтала, что стану идеальной матерью.

Когда настал час икс, роддом в который я хотела попасть оказался закрытым на ремонт и меня увезли в какой-то старый дежурный роддом. Там-то я прочувствовала всю “прелесть” унизительного положения рожающей женщины. Да и не только я, а все женщины, с которыми мы находились в одном предродовом зале.  

Ужасные условия, в котором тогда находился этот роддом казались не самым главным недостатком по сравнению с тем, что приходилось терпеть от медперсонала. Хамским, пренебрежительным отношением было каждое взаимодействие с сотрудниками с которыми мне посчастливилось провести долгие 12 часов своей жизни. 

Я не говорю, что меня должны были все жалеть и поддерживать, но хотя бы минимум человеческого отношения был просто необходим. Мне грубили, не отвечали на вопросы, даже на тот, что за препарат в капельнице, которую мне собираются поставить. Главную воинствующую акушерку раздражало,что женщины кричат и она еще более громкими криками пыталась всех утихомирить.   

Роды затянулись надолго.  Во время схваток я нервно ходила по коридору и закрывала уши, чтобы не слышать, крики, доносящиеся из родильного зала — крики женщин и унизительные оскорбляющие крики акушерки в ответ. 

Потом схватки стали настолько сильные, что мне было уже без разницы, что происходит вокруг. Все, чему учили нас на курсах просто вылетело у меня из головы. Я была не готова ни к  “мукам рождения”, ни к этому хамскому пренебрежительному отношению врачей и чувствовала себя одинокой и беспомощной. Уверена, что я бы не допустила такого отношения к себе, будь я в менее уязвимом положении. На тот момент никаких моральных и физических сил не было этому противостоять. 

Когда закончились ужасы рождения, начались ужасы зашивания швов. Не знаю практикуют ли до сих пор зашивание швов после разрывов наживую, но тогда мне не сделали никакого обезболивания. Когда я начала возмущаться по этому поводу, акушерка мне сказала, что нечего здесь обезболивать, так как там нет нервных окончаний, а если я буду много разговаривать, то она зашьет мне рот… Я подумала, что спорить с зашивающим тебя человеком довольно безрассудно и больше не сказала ни слова.

Выходя через 3 дня из роддома мне уже не хотелось не рожать не бриться. Хотелось просто, чтобы меня скорее привезли домой и оставили в покое. В тот момент, как помню, меня грела лишь одна мысль: “Как хорошо, что у меня сын и ему не придется пережить ЭТО!”

Выписку с первенцем я представляла себе иначе, но мне настолько был неприятен этот роддом, что как только мне выдали вещи я не могла оставаться там ни минуты. Так что у нас в семейном фотоальбоме нет счастливых фотографий с выписки первого сыночка.

Приехала я домой с заветным кульком в состоянии побитой собаки. Хорошо помню тот момент, когда муж, вдохновленный появлением сына на следующий день заявил, что в ближайшем будущем хочет еще одного ребенка. От этих слов меня захлестнуло негодование и я пожелала ему гореть в аду!

Конечно же, время проводимое с ребенком, новые заботы постепенно отстранили эти негативные эмоции, но тогда я точно решила, что больше в роддом я ни ногой.

Все же не сразу, но через 4 года ноги меня опять привели в это учреждение. Конечно, не в тот злополучный роддом (его спустя год благополучно закрыли). Во второй раз бесплатно рожать я уже не рискнула и обдумано подошла к этому вопросу. Нашла хороший роддом, заключила договор, выбрала определенного врача. 

Надо ли говорить, что разница была колоссальная?  Разница даже не в условиях пребывания и профессионализме, а в отношении к тебе. Нет, меня там никто не успокаивал, не держал за руку, не стоял всегда рядом, чтобы помочь, а просто спокойно выполняли свое дело с уважительным отношением ко мне и ребенку.

Впечатление от проведенного времени в роддоме остались самыми нежными и счастливыми. Физическая боль быстро забывается и я совершенно другая вошла во второе материнство — более спокойная, уверенная и ночные кошмары, как в первый раз мне не снились. 

При всем благополучном исходе меня не покидала мысль: “Несправедливо, что приходится платить просто за нормальное отношение к тебе, как к пациентке”. Хорошего отношения в роддоме достойна каждая женщина, неважно заплатила она за это или нет. 

Много еще придется сделать для того, чтобы изменить в корне положение вещей. Недопустимо, чтобы в современном мире женщины сталкивались с таким отношением. Термин “акушерская агрессия” должен остаться далеко в прошлом. Необходимо, чтобы эти вопросы решались на уровне Минздрава, руководства медицинского учреждения. 

Порою агрессия используется как прикрытие непрофессионализма и поэтому крайне важно повышение профессионального уровня медицинских работников. Одинаково важно наряду с этим понимать, что нравственность, коммуникабельность, эмпатия — профессионально значимые качества современного врача и без них невозможно быть полноправным представителем этой достойной профессии.

Рождение ребенка — это одно из лучших событий, в жизни женщины. Радость материнства трудно сравнить с чем либо. Мне повезло — вторые прекрасные роды избавили меня от страхов, обид, реанимировали мое психологическое состояние. И когда я во второй раз радостная выходила из роддома и прижимала к груди второго сыночка, было легкое чувство сожаления, что у меня сын и ему не придется пережить ЭТО!