В начале апреля я записалась на онлайн-встречи психологической группы для уменьшения тревожности во время самоизоляции. Опыт живых встреч уже был, поэтому  точно знала  – это хорошая идея.

 На самоизоляции мы оказались вдвоём: у него отпуск, а моя работа переместилась в онлайн, спасали только редкие выходы на улицу, чтобы отправить заказы клиентам.  Часы уходили непонятно куда: только проснулась и снова пора спать. Времени как будто стало меньше, хотя и дел стало меньше, – дел вообще не было. 

Предложила услуги местным волонтерам – оказалась не нужна. Все бесплатные активности, всё это неисчислимое множество полезного только угнетало невозможностью всё посмотреть/изучить/усвоить.

И тут в инстаграме одной из психологов увидела сториз о наборе онлайн-группы. Аспирант по специальности «клинический психолог», работает в детском центре и психиатрической больнице, преподает психологию и занимается частной практикой – тому, что она делает я доверяла. Прочла условия и сразу же записалась. Больше для того, чтобы выбраться из «резиновой» рутины, чем для снятия тревоги. 


В середине первой встречи захотела уйти. Отключить камеру, попросить вернуть деньги, сказать «не моё». Незнакомые люди, неуютное ощущение… В общем – как в жизни, когда оказываюсь в новой компании – хочется сбежать. Страхи и шаблоны в общении вылезли сразу же. 

Особенность групповой работы – взгляд других людей. Вы не знаете друг друга и видите друг друга без фильтров, себя в том числе. Как будто в зеркальной галерее, отражаясь друг в друге, но в безопасной обстановке. Онлайн или общаясь вживую – неважно, слова имеют одинаковую силу и так, и так. Экран не сдерживает эмоции, а слёзы в глазах точно настоящие.

Все же решилась, пошла на вторую встречу и дальше началось волшебство. Делали упражнения на знакомство и изучали наши тёмные стороны, дарили друг другу метафорические подарки и брали интервью, учились разбирать ситуации тремя способами. Постепенно узнавала остальных, раскрывалась сама, пробовала быть самой собой.

Появились особые словечки, мемы, кажется, мы научились читать мысли друг друга, считывали настроение, поддерживали и вдохновляли. И все вместе захотели продлить встречи ещё на месяц. 

Параллельно с группой вступила в несколько чатов поддержки в карантине, часть с общением, часть с ссылками и статьями. Ну и что – нигде ничего не написала. 

Слишком много участников и снова слишком много информации. Открывала, терялась в сотнях сообщений и закрывала. Чаты поддержки – это отличная идея, если у вас не возникает тревожности и страха от множества других незнакомых людей, что нужно с ними общаться, писать, отвечать. 

Рецепты, видео занятий, списки книг и фильмов, советы психологов, вебинары и анонсы онлайн мероприятий – это было в информационных чатах. Чтобы не переживать, что не успею, быстро пролистывала, делала скриншоты если что-то было интересно на 10 из 10.  

Папки скриншотов с рецептами, списка книг и сериалов хватит до конца жизни, а оперу и классическую музыку наслушалась в юности. В целом, я достаточно хорошо знакома с искусством и наукой, хочется только углублять знания вместо их бесконечного расширения и коллекционирования в новых и новых чатах. 

Чаты остались, читаю их, когда появляется желание. 

Но есть исключения: чаты проектов издательства Ольги Скребейко. Участники объединены вокруг блокнотов с письменными практиками, один про сложные эмоции, второй про фокус каждого месяца. Одна тема, мало, по сравнению с другими, людей, общее для всех калечение – это сообщество, где есть общее, а не совсем разные люди только в одном пространстве. И отношения внутри этих чатов другие, и атмосфера.

За время карантина, среди многих источников общения и информации, убедилась, что мне важна персонализация и хоть какая-то камерность. Группа единомышленников вместо случайных людей. Убедилась, что мне важна общность, чувство принадлежности к определенной группе – так мне уютнее, так есть уверенность, что мой голос, сообщение не растворятся.