Элеонора Мицюк

Когда мы с братом были маленькие, мама вела дневник, о том, как мы растем. А когда выросли, читала нам его. Это необыкновенно, слушать, о том, как ты был маленький. Это все равно, что прикоснуться к своей фланелевой распашонке, провести по жиденьким волосам и погладить пухлую щечку с диатезом. Нет ничего увлекательней, чем слышать историю про себя.
В 8 лет я начала вести свой первый дневник. Даже знаю точную дату, потому что он еще хранится. Не так давно, я рыдала над ним, самодиагностируя у себя дислексию. И как мне было жалко этого восьмилетнего ребенка, которому ставили двойки, и мама теряла терпение, делая со мной уроки.
Но это не самая интересная часть моего дневника. Самая интересная в юношеском возрасте. Это будет мое любимое чтиво 60+. Я буду хихикать, краснеть, радоваться и плакать. Я представляла себя героиней романа и без конца влюблялась, страдала и снова влюблялась. Сбегала из дома в ночи, целовалась под луной, каталась на кабриолетах, в общем не хуже, чем у Сидни Шелдона… А по ночам рассказывала о своих приключениях дневнику. Иногда целуя его красной помадой в бумажную щеку, вместо апострофа. Иногда роняя слезы, от чего чернила расплывались и строчки становились невнятными, так же как речь в рыданиях.
Потом я вышла замуж и родила детей. И тут вдохновение покинуло меня. Семейные хлопоты не вписывались ни в один жанр. Книга моей жизни перестала быть романом, а я перестала чувствовать себя его героиней. Я стала просто очень уставшей женщиной. В тот период я обращалась к дневнику, когда было совсем плохо, чтобы выговориться и разобраться в мыслях.
Дети подросли и теперь я снова замечаю, как утренний туман сползает с гор, и путается в ветках шиповника. Как мы несемся по серпантину в детский сад, а гравий шуршит под колесами. Этта Джеймс сладко тянет джаз из колонок, а ветер влетает в окно, путая мне волосы.
В общем, писать – моя психологическая потребность. Хочется делиться красотой жизни. Год назад мы переехали в Сочи и здесь мое вдохновение раскрывается вместе с бутонами магнолий, сочится в весенних водопадах и зреет в плодах граната. Истории превращаются в главы и я снова героиня романа своей жизни.

Когда-нибудь я мечтаю написать книгу, конечно о любви.